Сайт клана Beholders
Регистрация или вход Регистрация или вход Главная | Анкета | Рекомендовать | В избранное | Сделать домашней
Блоги
Не точкой единой
Записки путешественника
Навигация
Главная
Новости (RSS)
Фотогалерея
Квесты
Карты шахт
Наши игры
Пособия
Энциклопедия оружия
Сервисы
Локатор
Дерево технологий
Динамика цен
ЗАГС
Карта TZ
Города TZ
Калькулятор кредита
Калькулятор ОД
Калькулятор торговца
Покрасочная
Потребление ресурсов
Примерочная
Прокачка навыков
Рейтинг марадёров
Таблица опыта
Подарки на ДР
Таблица профессий
Цены на ресурсы
Аватары
Комнаты клан-центра
Креатив
Юмор
Рассказы
Интервью
Художества
Поэзия
Избранное by arbalet

Статьи

Рассказы
На пепелище двух снов
Всё к лучшему в этом лучшем из миров.
Франсуа Мари Аруэ Вольтер.


Данный рассказ был написан для конкурса "Золотое перо - 2007".
На данном сайте публикуется по просьбе автора.

Автор: HellMonster [12]

Всего три года прошло с тех пор, как жизнь моя вошла в новое русло. И вот я пишу напутственное послание моим будущим потомкам: воспоминания мои угасают, жизнь становится реальной до безумства.
Я бросаю взгляд в окно: Кабул приветливо улыбается мне. Каменисто-песчаные склоны, маленькие приземистые домишки, такие непривычные, красное солнце, слепящее глаза, - всё свидетельствует о том, что я живу не во сне, а наяву, и нет ничего, что могло бы воскресить меня сейчас. Меня, еще не испытавшего чувств величайшего разочарования, нелепого безразличия и грандиозной любви. Только на стене висит белый резной посох – как тень из прошлого, случайный свидетель фантастического происшествия, страж подсознания, потухший маяк на берегу туманного залива. Кажется: взмахнешь этой волшебной палочкой – и всё встанет на свои места... Но нет. С каждым днем Чудо становится всё призрачней.
Я верю, что слова мои пройдут сквозь печаль, выдержат тяжесть рутинных сумасшествий и растворятся в мыслях тех, кто будет ждать нового старого. Такого простого, но безнадежно непонятного.


* * *

Человек – если это был он – бежал по коридору мрачных катакомб. Шаги его не отдавались эхом в безмолвном пространстве, наоборот – ноги изящно скользили по воздуху.
Грациозные прыжки легко несли тело вперед, довольно весомое, если судить по тяжелой мантии, свисающей до колен. Длинные белые волосы развевались вслед за ним, обнажая продолговатые заостренные уши.
Добежав до поворота, охотник выхватил из-под полы мантии длинный посох и взмахнул им – вспыхнуло белое пламя. Сквозь пелену тьмы, расколотую лучами, в сторону света метнулись смутные тени – бесформенные создания Хаоса. Мягкий световой поток сменился феерией вспышек, затем стало видно, как в полу образовалась водяная воронка. Сокрушительные потоки безжалостно рвали и увлекали в пустоту тела тварей, но их было слишком много. Лавина брутальной агрессии хлынула на стоящего неподалеку творца воды, смяв его и поглотив своей массой в мгновение ока. Через секунду исчезла воронка и завеса тьмы успокоила беснующихся демонов...

Феанор открыл глаза и тут же закрыл, потрясенный ярким светом. События постепенно сложились калейдоскопом в его голове: он вспомнил свой поход в Темницы Дейра, вспомнил и поражение в битве с полчищами мерглов. Тело жаждало движений. Затекшие руки еще хранили тепло посоха, который лежал рядом. Воскрешенный медленно раскрыл веки и осторожно присел на ложе. Что-то изменилось с момента его последнего возвращения. Привычный свет Чрева, бьющий сквозь густой туман, не мерцал, а равномерно растекался по комнате. Но это могло быть и чрезмерное количество светлячков – источников флуоресцентных бликов.
Подняв посох, красивый светловолосый мужчина встал на ноги и, расправив широкие плечи, двинулся к выходу, который был везде, в любом направлении. И он действительно был там. Но за ним было нечто. По мере продвижения к проему, Феанор всё больше чувствовал тревогу, постепенно нарастающую в его душе. И свет исходил не от светляков – его излучали мощные странные лампы, покрытые прозрачными кристаллами. В прямоугольном отверстии виднелся незнакомый пейзаж, не было того, к чему привыкает каждый, родившийся в Дионе: не было вечной ночи, не было и синеватых мерцающих озер. И что самое главное – посреди пустыни не росло Древо Жизни, каждый листочек которого был животрепещущим сердцем сородичей Феанора.
Светлая голова вынырнула из тумана реаниматора портала, вслед за ней показался торс в набедренной повязке, и руки, сжимающие длинный посох. Ничего не изменилось в мире: то же палящее солнце, та же пустыня, те же флюиды безразличия, маревом колышащиеся над песком. Питая себя надеждой, что это если не сон, то хотя бы парадоксальная ошибка бытия, такая же иллюзорная, как солнце над Харм-Ормом, где царит кромешная тьма, Феанор направился туда, где, ему показалось, было местное поселение. На эту мысль его натолкнула узкая каменистая тропинка, чудом спасшаяся от наносов песчаных барханов. Но он даже и не подозревал, насколько алогичной была его догадка, и насколько глубже была парадоксальность ошибки того самого бытия...

* * *

Несколько сотен песчинок соскользнули с камня, всего одно движение, едва уловимый шорох, - Феанор услышал шаги где-то за спиной. Резко обернувшись и подняв посох перед собой, он увидел нечто странное. Перед ним стоял не гном, но и не человек, - скорее это был монстр в маскарадном костюме: на лице его было маска клоуна.

- Подожди... - клоун ухмыльнулся. Его красноватые глазки сверкнули недобрым огоньком. Связки кристаллов, которые весьма походили на волосы, сплетенные в косы, засветились зеленым огнем, а затем приняли кроваво-красный оттенок. Феанор почувствовал, как его тело, сожженное беспощадным солнцем, охватывает еще больший жар. Голову пронзила острая невыносимая боль, посох выпал из рук. Вдруг что-то стремительно пронеслось в сторону нападающего – он неестественно откинулся на спину, кристаллы пожелтели и рассыпались. Клоун был мертв, о чем красноречиво свидетельствовала дыра во лбу. По песку растекалась небольшая алая лужа.

- Эй! Ты в порядке? Ох уж этот Факир... - послышался нежный голос со стороны смертоносного выстрела.
Лежащий в набедренной повязке Феанор поднялся и с удивлением взглянул на источник этого голоса. И было на что посмотреть: там стоял человек в тяжелом на вид костюме из непонятного материала, что, впрочем, не скрыло изящной формы тела и упругих грудей. Девушка – а это была именно она – сжимала в руках непонятное оружие, вероятно, убившее Факира. Она сняла шлем и по плечам рассыпалась густая масса рыжих волос, ярко сверкнувших на солнце.

- Ты наверняка из портала, да? Чего раздетый такой? Как тебя зовут? - рыжеволосая решила первой нарушить тишину.
- Простите, что предстал перед вами в обнаженном виде, мои вещи остались там, откуда я пришел. Моё имя – Феанор, который выражает вам огромную благодарность за спасение от этого неучтивого господина.
- Ты так смешно говоришь, - девушка улыбнулась и махнула рукой в сторону города. - Ну пойдем, а то здесь жарковато. Кстати, меня зовут Тетис, если что, имей ввиду... Феанор, да? - она мельком взглянула на странного спутника и добавила:
- Ты откуда? У вас там все такие обходительные?
- Откуда? Мы все - лишь гости в этом мире. Мой город – Дион, моя мать – Чрево, мои братья и сестры считают за честь относиться к собеседнику с уважением.
- Дион? А где это? Странно, я никогда не слышала о таком...

Путь был недолгим. Через десять минут они достигли городской черты, и под покровом зноя Тетис провела своего спутника в убежище, где она жила. По дороге Феанор молчал и кратко отвечал на вопросы – всё его внимание захватили удивительные приспособления, настолько автоматизированные и невообразимые, что механические лифты в его стране, казались чем-то ничтожным, хотя их владельцы очень гордились ими.

- Какой мертвый запах, - приглушенно сказал Феанор, когда они подошли к дому. А затем внезапно обратился к проводнице:
- Скажи, любезная Тетис, из чего сделана твоя одежда? Это ведь кожа дракона, да?
- Не-ет, - рассмеялась та, - это всего лишь сплав титана, хрома и электроники... Не знаю... А что такое "дракон"?

Но Феанор не ответил. Он погрузился в мысли, слышные только ему. С каждой секундой его прекрасное лицо мрачнело, приобретая выражение разочарованности, безнадежности и опустошенности. Он начинал понимать, что этот мир – иной. Здесь другие правила жизни, другие формы органики. Непонятные достижения механиков, воздух, не имеющий в себе составной части – дыхания полчищ живых существо, населяющих биосферу. Здесь пусто. Где находится это «нигде»? Куда занесло его мнимое развлечение богов? Феанор понимал, что верным решением будет - пойти на контакт с местными. Людьми, не людьми – неважно.
Пока Тетис переодевалась, Феанор продумывал план своего откровения. Когда же она, сияя свежестью, присела рядом, он заговорил:
- Послушайте, я должен вам кое-что поведать. Я уверен, что я - не тот, за кого вы меня принимаете. Мне чуждо ваше восприятие мира. Почему мы похожи внешне, но не внутренне? Я чувствую себя странно. Скажите, где я?..

Ошеломленная Тетис начала было рассказывать, но вскоре прекратила: лицо собеседника, такое прекрасное и светлое, подернулось пеленой печали. И тогда заговорил он:
- О, великое Древо Жизни, помоги мне. Милая Тетис, мне нелегко вспоминать о том, чего я, может быть, никогда не увижу. Еще несколько дней назад я был там, где никогда не всходит солнце, дабы не повредить нежную кожу моих сородичей. Там, где всё благоухает, животные и разумные существа не враждуют, а смысл жизни – в борьбе с исчадиями Тьмы, этими созданиями безумного воображения. Леса, населенные деревьями, шепот которых можно услышать весной, великие города, населенные самыми разными народами. Великие герои, мифические и реальные, поединки за титул сильнейшего среди сильнейших. Чарующее обаяние фей, топот подземных жителей, разговоры цветов по ночам и Древо Жизни – великое белое древо, каждый листочек которого – живая душа, как я и ты. Они постоянно опадают, на их месте вырастают новые – Древо вечно, оно было с момента рождения мира и погибнет с его смертью. Пусть я молод - мой возраст всего лишь капля в океане мудрости Древа. Каждая тысяча лет, прожитых мной - я не знаю, оставил ли они отпечаток на моем лице, но моя душа стонет от жестоких ударов вашего солнца...

Феанор долго рассказывал про чудеса его родной земли, среди которых были и походы во имя добра против великого демона, были и сказания о тайниках, хранящих несметные богатства. Он поведал о величественности флоры и фауны, эксперименты которых выходят за рамки допустимо воображаемого. Когда он закончил рассказ словами «всё это было, больше – нет», с его ресниц скатилась крупная слеза. Он был непостижимо мудр

Тихий огонек светильника мягко обволакивал комнату, проникая во все уголки. Мебели здесь почти не было, ее заменяли универсальные раскладушки. На стене висело разнообразное оружие. Если бы не теплый коврик на полу и не картины, украшавшие остальные голые стены, в комнате царила бы неуютная пустота. На мягком диванчике, выдвинутом из стены, сидели два человека: красивая рыжеволосая девушка и печальный альбинос, из светлых волос которого торчали заостренные уши. Его облик был женственным, но в руках чувствовалась сила. Возле диванчика стоял белый посох, в котором дремала некая мощь. Возможно, только далеко на северо-западе могли предположить, пусть и неуверенно, в чём именно заключалась тайна: в рунах, испещряющих белую поверхность по всей длине, или в большом изумруде, искусно врезанном в верхушку древка.

После продолжительной паузы Тетис решила нарушить тишину:
- Я верю тебе, потому что это невозможно. Тебе нужно отдохнуть, а завтра мы что-нибудь да придумаем.

Она накормила гостя, а затем укрыла теплым одеялом: на улице сгущались сумерки, и становилось холодно даже в убежище. Засыпая, Феанор вспомнил слова мудрецов: «Человек человеку – волк». Пусть он похож на гоминида, но человеческие стереотипы были ему чужды. Именно поэтому он был безгранично благодарен этой милой девушке, которая поняла его, даже и не догадываясь о своей великой роли в этой пьесе парадоксов.
- Я хочу умереть. - внезапно произнес Феанор. Там это помогало.
- Это не выход. Как говорил мой отец, - очередная отсрочка неизбежного, ведь ты всего лишь проснешься вновь. Появившись однажды в портале, ты уже не сможешь возродиться в другом месте. Если, конечно, не посетишь другой пункт. - Тетис пыталась успокоить суицидальные порывы странника.
Беспокойный гость наконец уснул. Тетис встала рядом и долго любовалась его прекрасными чертами лица: закрытыми глазами, под которыми не спали живые зеленые зрачки, заглянув в которые можно было пригубить вина из чаши мудрости, его светлыми, ровно лежащими на подушке, волосами, его длинными ушами, которые дополняли его и без того идеальное лицо выражением особой наивности, и в то же время, неземной красотой и нежностью.

С каждым днем Феанор всё больше замыкался в себе. Долгими ночами он смотрел на звезды, но не находил знакомых созвездий. Пытался заговорить с камнем, но тот был холоден и молчалив. Хотел плакать, но из-под светлых век катились лишь комочки пыли. Ничто, казалось, не могло оживить надежду, угасающую в сильном теле с каждой минутой томительного ожидания. Тетис пыталась всеми силами помочь, подбодрить пришельца, но всё было тщетно. «Бедная девочка, - думал Феанор, - как же она не понимает, что нету в этом мире той великой силы, да и не могло быть, которая бы вдохнула в меня новую жизнь. А всё-таки, как она хороша... Эти длинные волосы золотисто-рыжего цвета, как будто солнце оставило на ней свой поцелуй, эти изумрудные глаза, свет которых мог бы составить конкуренцию былому сиянию моего кристалла...»

* * *

- Ты готов? Тогда вперед. - Тетис и Феанор стояли перед зданием завода, где их ждал человек, который мог помочь им: делом или советом.

«Мы пойдем к одному инженеру – это в своем роде механик – возможно, он сможет что-нибудь подсказать». - сказала вчера Тетис. Также она сообщила, что когда-то он занимался теорией пространственных ошибок порталов. Феанор не спал всю ночь, его тоска снова давал о себе знать.
И вот они предстали перед этим святилищем техники, где преподавал сам техно бог: молодая девушка в красном костюме и человек со странными белыми волосами, вьющимися из-под шлема.
- Структура использует неогенные комбинации... - прожужжал металлический голос из селектора, а вслед за ним мягко и мелодично заговорил сам инженер:
- Здравствуйте, проходите, пожалуйста. Если с добрыми намерениями. Вас приветствует Инженер Гарин.
Сам инженер оказался небольшим старичком с редеющими волосами, в удивительно чистом халате. Когда гости сняли шлемы, Гарин тут же обратил внимание на внешность Феанора:
- Кто ты: продукт евгеники или всего лишь пришелец из далекого города?
Не ответив, Феанор начал свой печальный рассказ. Он говорил о себе, о том, как попал сюда, изредка корректируемый уточнениями Тетис. Когда он закончил, инженер, до этого не перебивший ни разу, ничего не сказал и сейчас. Он задумался о чем-то, понятном лишь ему одному и резко произнес, ни к кому конкретно не обращаясь:
- Значит, моя теория верна. - и встрепенувшись, как ото сна, сказал гостю, - Мой друг, у каждого своя дорога. Но ваш путь особенно тернист и изобилует пропастями. Я попрошу вас, пусть разговор этот останется между нами. Сегодня творится история. Есть некая теория, согласно которой любое существо, попадая в портал, переносится в некий вакуум, пространственный континуум, если позволите. Но в любой системе случаются катастрофы. Вполне вероятно, что в момент вашего астрального воссоединения с телом, что-то замкнуло в мировой макросхеме. Ваше измерение соприкоснулось с нашим, и в точке соприкосновения порталы слились программно. Может быть, сейчас в вашем мире человек, я подчеркну это слово, охотится на мерглов с автоматической винтовкой. Парадокс? Да. Вам налить чаю?
Ошеломленные гости не сразу поняли, о чем речь. Немного позднее, потягивая ароматный чай, Гарин продолжил:
- Есть место, о существовании которого знают только несколько человек. Это испытатели первых транспортных порталов. Я был в их числе. И вот однажды, исследуя территорию, мы наткнулись на уникальное сооружение древности. На северном побережье, где еще не ступала нога промышленника и сталкера, где песок еще хранит следы девяти пар ног, стоят три вертикальных колонны, окружающие плоский камень с вырезанным посередине кругом, может быть, частью символа. Возникло предположение, что постройка использовалась для ритуальных жертвоприношений. Но позднее, создав первый комплекс порталов, я понял истинное значение найденного памятника. Идите туда. Вот координаты.

Гарин допил чай, написал на бумажке два числа и тепло посмотрел на светловолосого гостя:
- Феанор, я думаю, ты сможешь открыть печать измерений. А теперь идите, мне нужно работать.
Горячо поблагодарив старика за чай и совет, путники, не теряя зря времени, отправились на поиски...

* * *

Солнце стояло в зените, но над ущельем нависла тень. Между скал, полузасыпанных песком, ощущалось то безмолвное ничего, которое обычно появлялось перед дождем. Ни времени, ни движений, - ничто не коснулось этого места. Было даже видно, как цепочка следов туда и обратно обрывалась на выходе: ветер попросту разметал их, удивительным образом не задев тех, что были внутри незримого кольца.

Не говоря ни слова, Феанор прошел по направлению к кольцу камней. Всё было в точности так, как описал инженер. Где-то в душе затаилось сомнение, но странник был уверен, что сможет правильным образом использовать портал: это был аналог тех, что когда-то использовались для перемещений между оплотами его, Феанора, мира.
Тетис наблюдала, как ее спутник спускается к трем столпам, с ностальгическим сожалением. Да, конечно она хотела, чтобы тот был счастлив и вернулся к себе на родину. А что такое родина для нее? За то время, что они провели в долгих беседах, прогулках, тренировках, она успела полюбить его всем сердцем. Теперь она бесстрастно смотрела, как Феанор, сложив ладони вместе и наклонив голову, что-то тихо зашептал. Спустя некоторое время, между колоннами возникла светящаяся точка. Разрастаясь, она заполнила всё пространство однородным цилиндром тумана, в основании которого лежал тот самый символ-круг. Вздрагивая и вибрируя, туман приобрел фиолетовый оттенок, и было видно, как внутри него образовалась воронка.

Феанор закончил читать заклинание. Он стоял перед дверью домой. Сквозь два измерения она должна была привести его туда, куда звало его сердце. Сделав шаг по направлению к проему, Феанор остановился. И это всё? Сейчас он вернется и потянется долгая беззаботная жизнь, слегка украшенная постоянными битвами с полчищами хаоса. Но что стоит вечный бой, если нельзя умереть? Если это было сном, то и всяжизнь его была эфемерна.
Он вспомнил Древо Жизни, но это воспоминание тут же погасло, как фитиль свечного огарка, застывший в копоти, а не в воске, когда его тщетно пытаются зажечь. Взглянув на круговорот пространства в последний раз, Феанор развел руки в стороны, затем резко соединил и побрел прочь. Туман в кольце камней исчез бесследно, словно его никогда и не было.

Тетис поняла всё. Избавившись от иллюзорного впечатления сна, навеянного происходящим, она побежала навстречу идущему. Отбросив на ходу шлем, сжала в объятьях печального альбиноса и приникла головой к его плечу.

Мягким песком заструился ее тихий шёпот: «Мой белый принц... Мой милый эльф...»


16 сентября 2007


Дата публикации: 16.01.2008
Прочитано: 4124 раз
Дополнительно на данную тему
Время надежды. Глава IВремя надежды. Глава I
Время надежды. Глава IIВремя надежды. Глава II
Время надежды. Глава IIIВремя надежды. Глава III
Время надежды. Глава  IVВремя надежды. Глава IV
Падение богаПадение бога
КудесникКудесник
Записки квестовика или Записки квестовика или "Проблемы с куполом"
КиберпанкКиберпанк
Последний диктатор. Хроники мира ТЗПоследний диктатор. Хроники мира ТЗ
Давай хранить, что осталосьДавай хранить, что осталось
[ Назад | Начало | Наверх ]
Клан
Устав
Легенда
Состав
Форум
ЧС клана
Полезные ссылки:

Фракционные бои

Состав клана

Ответственный за сайт
 RiddLer [15] 
icq - 91311342
Регистрация
Присоединяйся к нам сейчас:

Данный сайт является новостной лентой клана Beholders бесплатной flash-игры TimeZero. Данный сайт не является официальным ресурсом игры. Все права на публикацию и размещение материалов принадлежат сайту www.Beholders.ru ©